Кого же именно предали «предатели»?

«Синтезом» империалистской мерзости является фашизм, как прямое порождение банкротства буржуазной демократии пред лицом задач империалистской эпохи.

Лев Троцкий,  «Их мораль и наша» (1938)

            Всполошив левую и вообще всю интернет-общественность, Маша Певчих оставила нас, коммунистов, не солоно хлебавши. Третья, и последняя серия «Предателей» оказалась слабее предыдущих – не из-за фактуры, а в силу отсутствия как раз того, ради чего вся фактическая база и накапливалась.

На уровне выводов при длительном и основательном разбеге на рубль – брякнула какая-то грустная, малахольная копеечка. «А ведь могла быть Россия другой, богатой европейской страной…». Выражая свои впечатления образно, мы увидели богатое красотою женское тело, а когда подняли взгляд до головы – головка там оказалась младенческая, не способная телом распоряжаться.

            Так к чему вели обличения Семьи? К тому, что Ельцин «мог бы» как-то иначе распорядиться созданным гигантскими трудами, многими поколениями (не абстрактных «предков» – наших с вами родителей), миллионами трудившихся не ради рубля, а ради коммунизма? Не раздавать частникам? К тому, что он мог бы передать власть не Путину, а например Немцову (тут Надеждин вздыхал ещё до перевыборов Путина мартовских: «это была бы другая страна»)? И что, вот тогда бы, уже после всех залоговых аукционов и прочих фатальных экспериментов над беззащитным телом Советской страны (включая её расчленение), всё «встало бы в колею»? Неужели либерал Немцов был бы лучше точно такого же либерала Путина? Да и уместны ли здесь такие частности?

            Затронутая тема перехода к капитализму – важнейшая, не одно- и не трёхсерийная. И конечно же не сторонникам «Прекрасной России будущего» (какой? снова капиталистической?) здесь делать выводы. В 2012-м один из авторов этой статьи  буквально орал со страниц ФОРУМа.мск доступным ему либералам вроде Ильи Яшина: «выносите власть из легитимности» (можно даже нагуглить – был вполне ритмичный клич комментариев под новостями). Услышали только сейчас…  

Хороша Маша, да не наша (убеждениями)

            А ведь неплохая мысль проходила через все три серии фильма: то, что Россия имеет сейчас,  истоком своим лежит именно в либеральных реформах 90-х, тесно спаянных с распродажей (инвестициями) бывшего, также, как и весь СССР, расчленённого и бездыханного, тела Ленинграда английским и французским банкам. С залоговыми аукционами и правлением семибоярщины, стоящем за «Таней и Валей». Дела А. Собчака и его совета по международным делам В.В. Путина как калька неотличимы от дел Ельцина и Семьи, видящей в Собчаке, как потом В.В.П. в Немцове, конкурента себе. Но, к сожалению, эта правильная мысль не привела работающую над фильмом команду М. Певчих к нужным выводам. Да и не могла привести. Ведь не зря же расследователи ФБК, зачастую тщетно ведя борьбу за введение санкций против преступных российских политиков, сталкиваются с тем, что живущие, по их мнению, в развитой либеральной демократии, чиновники стран Евросоюза чаще всего закрывают глаза на «шалости» российских толстосумов. Причина проста.

За этими чиновниками стоят ровно такие же, как в РФ, разве что могущие похвастаться более солидным происхождением и более профессиональными юристами, «владельцы заводов, домов, пароходов», которым накладывать санкции на все активы российской элиты просто невыгодно. И когда Маша Певчих и Гриша Алборов делают очередное расследование о яхте или заграничном, запредельно богатом владении очередного представителя распоясавшейся российской политической элиты, — после него им остаётся в очередной раз тщетно недоумевать: почему брюссельские чиновники не накладывают санкции, не замечают имеющегося у них под носом имущества лиц, виновных в преступно развязанной войны против соседней страны?

Антинаучность либеральной оптики априори не содержит в себе ответов, поскольку парадигма прогрессирующих противоречий и есть её альфа и омега. А Прекрасная Россия Будущего, которая будет свободной, научно не совместима с частной собственностью на средства производства общественных благ, — ведь за этим всегда, рано или поздно, из сговора картелей вырастает власть мега-монополий. Демократический климат продлится крайне недолго, и финализирующий его государственный фашизм, в той или иной форме, неизбежен, — вслед за очередным кризисом.

Для нас, благодарных, но очень критичных зрителей, после просмотра третьей части «Предателей» остаётся жирнейшим также вопросом — куда же из столь последовательного исторического повествования выпал октябрь 1993 года, без которого картина не может не хромать критически. Ведь охраняющий достижения приватизации, зарождающийся финансовый капитал 1990-х давал артиллерийские залпы по Дому Советов, — чтобы спустя 30 лет бомбардировать Мариуполь, Харьков, Киев, Николаев и Одессу. Если  бы была освещена создателями фильма история расстрела Конституции-1977 правящим буржуазным классом России, во главе с президентом Ельциным, — это даже не было бы похоже на вызов оппозиционной Путину олигархии, с условно-антивоенной повесткой. Это было бы прямой конфронтацией со всей полнотой либерального сообщества, большая часть из которого в том октябре своей поддержкой силовых методов буржуазии показала, чего стоят  её демократические ценности. 

Так кого или что предали «предатели» из фильма Певчих?

Тенденции по дикой либерализации экономики или «священную корову» частной собственности?

Нет. Они — преемники того же самого либерализма и частной собственности, которую уже тогда ценил превыше всего В.В. Путин. Да-да, спустя короткое время после расстрела ВС РСФСР, на пресс-конференции перед немецкими журналистами будущий преемник Ельцина заявлял, что частную собственность на средства производства стоит защищать любыми методами, пусть даже методами чилийского генерала  Пиночета.

Они предали те ценности, за которые вышли сторонники Ельцина в 1991 году?

Нет. Каждый из реальных творцов новой демократической России получил то, к чему стремился: богатство или власть (в разных сочетаниях). А всем поровну – ничего и никому не обещали. Ибо «общее – значит, ничьё», как в СССР точно ни рядовой активист «Яблока» Лёша Навальный ни юная Маша – не хотели (back in USSR). Значит, надо всё сделать частным (раздать избранным – не наугад же) – и тогда всё заработает, как не могло при социализме, при Госплане и общественном контроле (ОБХСС) проклятом… Тут стоит добавить слово из лексикона Путина – «эффективно» заработает! У них, либералов что Собчаковской, что Явлинской школы — даже язык одинаковый.

В том-то и парадокс «демократии», что она, в том августе, когда демократы громили здание ЦК КПСС (один из «ликвидировавших фирму», Михаил Кригер – ныне в тюрьме за излишнюю любовь к Украине) на Старой площади и так же хотели громить здание КГБ, —  была лишь выстрелом стартового пистолетика. Выстрелом в забеге на социальное неравенство.

Социалистическая собственность – напротив, гарантировала пусть и неполное, но наибольшее за историю человечества социальное равенство (если сравнивать даже зарплату Горбачёва, которую «ославил» Ельцин, и зарплату слесаря, – разница вовсе не такая, как теперь в доходах буржуя и наёмного работника). Никакого другого капитализма и не планировалось, не мыслилось и (что самое главное) не обещалось – он вышел вполне соответствующим чертежам одного из питерских крёстных Путина – Чубайса (Клуб молодого экономиста при мэрии), и его московского коллеги Гайдара. Да, миллионы «не вписались в рынок» — и каждый год потому по миллиону сокращается народонаселение РФ. А список «Форбс» и состояния его обитателей – растёт. Вот такая неизбежная пропорция. 

И, наконец, остаётся последний вопрос: герои сериала предали интересы рабочего класса?

Да. И к этому ответу Мария Певчих, по своим абсолютно нормальным моральным принципам не готовая отделять «элиту» от «черни», и последнюю лишать справедливых свобод и прав, — кажется, вот-вот готова прийти. Она же говорила о том, что «на залоговых аукционах жульнически разворовывалось то, что созидалось нашими отцами». Тут лишь шаг до верных выводов: что частная собственность в конкретно-историческом нашем случае (а вовсе не по Прудону) это КРАЖА, причём осуществлённая государством как организованным преступным сообществом.

Государство ограбило общество – и на том стоит поныне, на награбленном! Потому оно нелегитимно, оно перманентно ненавистно ограбленным. Казалось бы, отчего б не сделать в выводах этот очевидный шаг? Но этого не происходит, ведь авторы проекта стоят на стороне «атлантов». В ответ на угнетение рабочего класса которыми, угнетённые, по мнению Маши, «должны вести борьбу за свои права, а работодатели будут вести за свои, и это нормально»…

Только вот в такой борьбе у кого больше шансов на победу, на чьей стороне удача всегда будет перевешивать? Ясно, что у тех, у кого для этого больше возможностей, которыми они не брезгуют. В том числе — и силовых, когда выступающих на борьбу за своё право не умирать на работе до выхода на пенсию, трудящихся Франции, например, полиция разгоняет жесткими методами, так как на это дано указание правительства, стоящего на страже прежде всего у наиболее имущих граждан, не взирая на то, что их 1-2% от общего количества французов.         

И, кстати, может быть, именно по одной из вышеуказанных причин на инаугурации В.В. Путина присутствовали представители Франции, несмотря на санкции со стороны Макрона и его же помощь обороне Украины. Тоже — неразрешимый парадокс для недоумевающих последователей Алексея Навального!

Им всем не хватает одного, казалось бы, простейшего, инструмента, с помощью которого можно провести Настоящее Расследование: оптики марксистского анализа, которая показала бы им, как в фокусе, что для банковско-промышленного капитала Франции гораздо ближе такой же в РФ, чем свои собственные граждане-пролетарии.

Ничего не констатирующая часть…

И уже как постскриптум. Почти сразу же после премьеры третьей части «Предателей», и скандала в соцсетях вокруг него, состоялся в ютьюбе первый на нашей памяти чрезвычайно здравый интеллигентный разговор марксиста и либерала (ки): Андрея Рудого и — да, той самой Маши Певчих, на канале «Вестник Бури» от 7 мая. Дискуссия получилась знаковая, прямо хоть в учебники для наглядного примера ставь. «Что такое хорошо, что такое плохо», и почему плохо — это плохо, артикулирует сама за себя Певчих, как представитель либеральной стороны. Но у неё получаются противоречия на противоречиях.

В глаза самому неискушённому зрителю бросается обнажённая антинаучность либеральной концепции, подаваемой с постоянным опасением впасть с сослагательное наклонение, с одновременным семплированием прямо-таки навязшей в горле,  зашкаливающей истории про «симфонию угнетателя-бизнесмена и угнетаемых рабочих, борющихся за свои права». Напоминающая некую древнюю зараострийскую гармонию, основанную на дуалистическом начале мира.

Маша Певчих называет марксистскую философию «да, стройной и логичной, но утопичной и не реализуемой на практике». Сама же свято верит в капитализм с человеческим лицом, даже противопоставляя себя право-либеральной людоедской риторике, в которой акторы ради прибыли всегда готовы на репрессии и разжигание войн.                                              

Очень хорошо, на наш взгляд, то, что право-либеральные критики проекта «Предатели», обвинявшие Марию Константиновну в грехе «левачества и большевизма», тем самым обнажили свою полнейшую политологическую, экономическую и философскую безграмотность.  Как же болезненно и агрессивно они реагируют на элементарный центристский социально-ориентированный популизм политического дискурса спикеров ФБК!        

Для нас, левых,  не стал сенсацией и откровением сериал, изложивший едва ли третью долю исторической правды из той, о которой мы, марксисты, говорим битые 20 лет. Нет. Все остались при своём. Вопрос в том, что “Предатели” Марии Певчих в какой-то степени прорыв, обнаживший до кошмариков внутренние противоречия либерального оппозиционного лагеря.

Возможно, сами того не желая и не предвидя, расследователи из ФБК пришли к верному выводу – Путин это закономерность капиталистического строительства в России, а не случайность, обманувшая капиталистов- “преобразователей”. Причём его помешанность на собственной богоизбранности в связи с бессменностью, его постепенное переоблачение в откровенно монархические одежды – всё это тоже не случайный дизайн, а закономерное отступление даже в эстетике туда, откуда более века назад вырвалась Россия и примкнувшие к ней вскоре социалистические республики, обретшие статус государств (многие — впервые в истории). 

Обратите внимание, что действительно классные и профессиональные журналисты-расследователи (каковым и был для нас Навальный, гораздо в большей степени, чем политиком) натолкнулись в последней серии на безответные вопросы к себе — либеральным политикам. Ответов от себя как от политиков-либералов они не получат никогда, пока остаются таковыми, ибо им придётся признать самую страшную истину, что “Путин – один из нас”. Путин – либерал и сторонник капиталистической России, а не порождение социалистической системы и продолжатель дела “железного Феликса”. Это было всё для старичков-дурачков «овечье» облачение, чтоб преемника приняли радостно.       

Власть Капитала — как кольцо Всевластия в трилогии у Толкиена. Если человека изнутри разъедает жажда наживы, она не имеет своего конца и края. Капитал, как Кольцо в трилогии английского писателя, пленит его,  он станет его рабом. Не пленит власть Капитала только трезво смотрящего на мир последователя марксистской диалектики, понимающего все этапы развития, кризиса и гниения капиталистической формации. «Атлант», выросший на почве либеральной рыночной экономики, априори не может расправить плечи. Как ни тешат себя сказками последователи Айн Рэнд, в конце концов они становятся назгулами.

Алёна Агеева, Дмитрий Чёрный

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *